22 Ноябрь 2017, Среда

Сайт обновлен:21.11.2017 14:42:04 MSK

> Общество Человек и его дело А жизнь идет, торопится, бежит

А жизнь идет, торопится, бежит

Написать письмо Печать
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Антонине Михайловне Кузнецовой (в девичестве Трусовой) в декабре исполнится девяносто один год, а сердце ее старость признавать не хочет. Целый день она хлопочет по дому, а бывает, к нам в редакцию заглянет. 

Антонина Михайловна наша давняя подписчица. С «Победой» дружит более шестидесяти лет. Любит она читать про талантливых ребятишек, спортсменов, врачей, учителей, тружеников села. Мы решили сделать ей подарок и написать об этой доброй, обаятельной женщине.

У Антонины Михайловны непростая судьба. Родилась она в многодетной, дружной семье в деревне Ежовка. Трусовы держали в хозяйстве лошадь, корову, овечек, кур. Отец работал на сушилке, мама возила воду в поле.

—Сейчас все чаще вспоминаю своих ушедших родителей Татьяну Кузьминичну и Михаила Прокопьевича,—говорит Антонина Михайловна.—Когда отец умер, мне было всего пять лет. Работа у него была тяжелая. И в жару, и в непогоду трудился не покладая рук. Так вот и простудился. Заработал пневмонию. Сгорел от болезни за месяц. Помню, лежит в кровати, люльку покачивает и младшей сестренке приговаривает: «Валек, Валек, вот умру, тебя с собой заберу». Не забрал… Жила она долго, до 80 лет. Осталась мама с нами одна—с тремя малышками. Пришлось всю живность в колхоз отдать.

Тоня была старшей дочерью, поэтому забота о сестрах лежала на ней. А когда девочке исполнилось одиннадцать лет, ее отдали прислуживать городской учительнице. Она помогала ей по дому, следила за порядком, ухаживала за ее престарелой матерью. Одновременно училась в школе, любила читать книги. Сначала вроде бы неплохо жили—мирно. Но тут хозяйка стала проявлять характер, покрикивала на девочку, бранила по мелочам. Как оказалось, бедой всему был «зеленый змий». От одиночества женщина прикладывалась к бутылочке. Не выдержала Антонина, убежала домой. Плакала, умоляла маму не отдавать ее обратно. Деваться некуда, пришлось вернуться. Продолжала терпеливо трудиться, пока мама не заболела.

—Смерть матери от нас скрыли,—продолжила своей рассказ бабушка Тоня.—Утром ушла в церковь на престольный праздник, там и померла. Похоронили без нас. Даже не сказали где. Разобрали нас, сироток, по разным семьям. Ничего… Жизнь закалила нас. Пережили тяжелые военные и послевоенные годы. Добросовестно работали, обзавелись семьями. У меня четверо детей. Все они прекрасные труженики, нашли свое место в жизни, работу по душе. Теперь уже все на пенсии, внучат нянчат. Я бабушка богатая. У меня четыре внука и одна внучка, три правнучки, пять правнуков. С мужем Иваном Федоровичем прожили бок о бок пятьдесят лет. Два года назад схоронила его.

Антонина Михайловна имеет много благодарностей, грамот и наград. Она труженица тыла, ветеран труда. Приходилось этой хрупкой женщине лес валить, зерно заготавливать, кур ощипывать, дома строить, штукатурить и красить стены, устанавливать бетонные столбы. До выхода на пенсию двадцать пять лет работала на хлебокомбинате. Поименно помнит всех его руководителей.

Сейчас, несмотря на свой почтенный возраст, она не падает духом. Без дела по-прежнему не сидит. Любит передачи по телевизору смотреть. Да только не «чернуху» какую-то, ее больше политика привлекает. А с болезнями бороться ей помогают оптимизм и жизнелюбие.